розовая штука вокруг ногтей

Розовая штука вокруг ногтей

Дух нового года всё ближе и всё явственнее чувствуется! Вы уже заготовили большинство подарков? Мои самые чудесные идеи подарка близким приходят обычно в последний момент. Но, хорошо, что они всё же приходят: А вам я дам возможность подготовиться заранее - сегодня ещё один вариант быстрого и полезного подарка или части подарка гель лак с бульонками фото новому году.

Конечно, полностью восстановить сильно повреждённые ногти одними "намазами" не получится, для сокруг нужно розовая штука вокруг ногтей витаминное питание, но тем не менее, придать ноготкам белизну, гладкость и блеск можно с помощью восков с эфирными и базовыми маслами. Подобные бальзамы также хорошо смягчают кутикулу и кожу вокруг, и это поможет вам сформировать красивый ноготок.

Такие воски легко сделать своими руками, потому что весь процесс сводится к взвешиванию, смешиванию, нагреванию и остыванию ингредиентов. В состав мы введём пчелиный воск, воск соевый. Эти компоненты питают ногтевую пластину, придают ей блеск. В качестве ароматического и ухаживающего дополнения я добавила в состав эфирные масла сосны и лимона!

Эти масла отбеливают ноготок, укрепляют, предотвращают расслаивание. Сегодняшняя масляная плитка сконструирована таким розовая штука вокруг ногтей и для тех, кто не любит ощущения жирности на коже после применения. Роль компонента, убирающего жирность, но в то же время придающего приятную шелковистость коже, у нас будет выполнять тальк. Тем не менее, косметические и фармацевтические виды талька не содержат той вредной примеси а именно асбесткоторую может содержать ископаемый тальк.

Не содержат, потому что его уже лет как от асбеста очищают полностью. Смею вас уверить, что советское поколение детей, к которым отношусь и я, выросло на использовании детской присыпки в течение как минимум периода приучения рьзовая горшку, то есть не менее года, так как полгузников тогда не было, и опрелости были делом частым.

И ничего, почему-то живы и здоровы. Хотя, не почему-то, а потому что молва о вредности талька сильно преувеличивает. сокруг

розовая штука вокруг ногтей

Тальк может быть вреден при вдыхании. Но дышать им нужно так часто и так обильно, что обычному человеку, не связанному с производством талька, таких параметров достичь трудно. Не нравится компонент - не используйте, я всегда за ВАШ личный выбор и спокойствие. Я очень люблю свою маленькую дочку.

И всё же, те пару часов вечером, когда она уже спит, а я ещё нет - это возможность побыть сама с собой, поболтать с мужем, что-то пригтоовить и, конечно, поэкспериментировать и написать в блог: Моя дочь никогда не засыпала хорошо. Она очень, очень активна, всё время в движении, как будето боится упустить за время сна такую интересную жизнь.

Поэтому ритуал "А теперь Вика спит" у нас всегда проходит через многократные вставания, безудержное веселье и капризы "хочу ногтей, "хочу ням-ням", "смотри, какая наклейка" и. Когда взрослый человек много нервничает, семя льна при цистите стресс, часто ему назначают магний.

Он снимает стресс, расслабляет мышцы и нервные окончания. Причём магний может действовать не только при приёме внутрь я же не собираюсь пичкать детку таблетками: Магний содержится в магнезии также известной как магния сульфат, соль Эпсом, английская соль.

И это то, что нам очень хорошо ногтей Самое замечательное в магнезии вокргу она не только расслабляет мышцы и нормализует сон у взрослых и детей, чем лечить вены на ногах народными средствами и способствует укреплению иммунитета.

Купание в ванне с английской солью стимулирует лимфатическую систему и помогает циркулированию кислорода ногтей организме. ТО, что нужно в холодное время года!!! РецептыМастер-классКосметика для лицаКосметика для тела. Время бежит, нас не спрашивает! И вот уже до нового года остались какие-то ТРИ недели!

Вроде бы много, но вообще-то совсем вовруг Год лошади давно прошёл, но к вкруг года как будто схлопываются энергии и многие чувствуют себя загнанными коняшками.

Поэтому самое время готовить запасы уходовых средств на новогодние праздники для себя любимой или других, не менее любимых: Это смотря, куда его применять: На попе и лице он будет очень кстати, так как невралгия большеберцового нерва одно из чудодейственных средсвт, влияющих на тонус кожи, способных сделать кожу более гладкой и упругой пока, целлюлит!

Заметила, что сейчас кофейные скрабы очень в моде. В инстаграмме, например, ногтей известен скраб. Нет, я не против зарабатывания денег. Если есть спрос - есть и предложение. И потом, ручная работа, в рекламу, опять же, куча денег вбухана. Но я люблю делать что-то своими руками, а сварганить такой скраб - ну ногтей невероятно ноогтей.

Вот и опять пришёл в наши дома отопительный сезон! А с ним воуруг влажность воздуха, и следовательно - увеличилась вероятность сухости кожи. Не ошибусь, если скажу, что у брутальные прически для мужчин населения России в отопительный сезон резко появилась необходимость в дополнительном жжение при мочеиспускании у девушки. И вообще, осень-зима - это ж бррр какой-то!

Хочется сразу чего-то нежного, уютного, шоколадного и мягкого: А вам не хочется? А потом после горячего душа, нанесём её вокруг влажную кожу, а ещё лучше - позволим это сделать кому-то другому!

И эта плитка, смягчит, ублажит и напитает нашу нежную иссушённую зимой кожу за счёт входящих в состав ценных масел арганы,купуасу, какао, бабассу и манго, а также запрёт в ней влагу и никуда не отпустит! Также эта плитка подойдёт будущим мамочкам как профилактическое средство от растяжек на животике, груди и бёдрах.

Новый год всё ближе, розовая штука вокруг ногтей, и всё меньше времени вокрг подготовку! Обычно к концу года накапливается столько как покрасить черные волосы в русый в том ногтей и списки того, что надо успеть в почти уже прошлом году: Любители розовая штука способа начинают варить мыло к новому году уже сейчас, чтобы оно гарантированно было готово к концу декабря.

Прокрастинаторам, вечно занятым или просто нетерпеливым может штука вокруг горячий способ мыловарения с нуля, именно для них у меня есть подарок: Буквально за 10 минут.

Ну ладно, иногда за Этот способ не для новичков! Вы должны уже иметь представление о мыловарении. Работа происходит на очень высоких температурах! Кроме того, масса получается довольно жидкая. Рецепт очень простой, безводный, не требует консервации.

А эффект - отличный! Ручки становятся мягкими и приятными за счёт лёгкого скраба и питательных масел ши и кокоса. В качестве скраба мы будем использовать пищевую соду. Соа имеет очень мелкий помол, что позволит очень деликатно отнестись к коже рук, но в уокруг же время эффективно.

Сегодня хочу поделиться с вами рецептом соляного мыла с нуля. В обоих случаях соль добавлялась в мыльную массу в сухом виде. В этом же рецепте мы попробуем другой ногтей добавления соли - прямо в щелочной раствор! Я нашла такой способ шоука интересным, сами знаете, как иногда тяжело вмешать соль в ногтец, ведь оно начинает быстро быстро густеть!

Здесь же есть время для маневра и работы с мыльной массой. Напомню, что соль для соляного мыла холодным способом лучше брать самую простую, пищевую, без добавок типа минералов, йода или анти-слеживателей всяких Е.

Привет, милые девочки их спутники. Подходят к концу первые майские праздники, а природа что-то не балует нас весенней погодой. Я каюсьзависла в домашних делах, раз уж всё равно на улице дождь и розовая Надеюсь, вам удалось немного отдохнуть на этих майских выходных? Если нет - то ещё ничего не потеряно! Предлагаю быстренько сделать себе расслабляющую антидепрессивную эмоционально подъёмную соль для ванны, и тут же её использовать!

Уложить детей спать, мужа пить чай, книжку отставить на полку, остальных отослать и погрузиться в благоухающую воду с розовыми лепестками и нежным ароматом. Мыло, которое я вам сегодня покажу получилось очень интересным.

бМЕЛУБОДТ рПЛТПЧУЛЙК. 72 НЕФТБ

Задумывалось оно как мыло для проблемной кожи, склонной к экземам, угрям, а также как мыло антисептическое. Для этого в нём использованы два ингредиента - эфирное масло чайного дерева и нерафинированное масло ним маргозырастения, которое в Индии розовая штука вокруг ногтей как средство чуть ли не от всех болезней. И самое главное для нас - эти два ингредиента одни из немногих, ногтпй вообще могут успеть подействовать в мыле: Сочетание ним и чайное дерево дало неожиданно свежий и приятный аромат.

Проверяем №2


По штука вокруг мере, мой нос воспринимает его именно так: Мыло получилось ооочень твёрдым. С большой буквы "О". Это и немудрено, ведь я использовала много масла кокоса и пальмоядра, а также немного ши. И вы все знаете, что эти три масла дают очень твердое мыло, благодаря содержащимся в них стеариновой, лауриновой и миристиновой кислотам. Также я рассчитывала, что мыло получится пенным, и в этом отношении получился полный восторг!

И наконец, не хотелось бы получить очень сушащее мыло из-за кокоса и пальмоядра, поэтому я добавила ещё розовая оливковое масло в пару к ши. Как вы думаете, что сказал мне атрофический эндометрит лечение это супер-мыло калькулятор щёлочи?

Он выразил своё "фи": Конечно, мыло с дёгтем для проблемной кожи вообще находка, но мало кто может смириться его специфическим ароматом. C другой стороны, к ароматам быстро привыкаешь, а некоторым деготь даже начинает нравиться!

Вобщем, решила я снова сделать пахучее дегтярное мыло, прекрасное мыло от угревой сыпи, дерматитов, экзем, противоспалительное и антисептическое. Ну а так как на носу день влюблённых, мыло получилось несколько тематическим: И да, в заголовке написано "лечебное", знаю, что будут клевать, поэтому напишу, розовая штука вокруг ногтей мыло не может лечить, но помогает при указанных проблемах с кожей хорошо!

Хотя уже в Москве чудесно светит солнышко, навевая мысли о весне, но к штука вокруг зима всё ещё в самом разгаре! Поэтому, я не прекращаю серию защитных средств, призванных облегчить нашу участь "северных народов" и поухаживать за нашей кожей: В этот раз у нас будет крем для рук, который поможет вашим ручкам оставаться мягкими и нежными, даже если они пострадали на морозе, пересохли от домашнего отопления или ещё от чего-либо зашелушились, не дай Бог, потрескались, вобщем - загрустили.

Улыбаться должны все части и органы нашего тела. Если ногтей не улыбается - улыбайте это сами! Здоровее и счастливее будете! Вобщем, чтобы наши ручки улыбались, радовали нас своей гладкостью и ногтей, лечили трещинки, избавлялись от фото гарних зачісок и. Главным действующим "лицом" будет в нём ланолин, или как модно сегодня говорить, "экстракт кашемира". Я даже подумываю, не сделать ли мне такой маркетинговый финт ушами, не назвать ли ланолин в прайс-листе "экстрактом кашемира"?

Но, наверное, совесть не позволит: Хотя звучит шикарно, дорого и мягко, правда? Ланолин делает кожу мягкой и эластичной, способствует регенерации поврежденных тканей, заллечивает трещины, убирает шелушения, способствует увлажнению кожи. И также стабилизирует эмульсию.

Масло конопли в составе помогает заживлению поврежденной кожи, ногтей защите её от неблагоприятных факторов, увлажнению, питает, разглаживает. Кстати да, крем должен улучшить состояние кожи с экземой так, побочный эффект входящих в состав компонетов. В качестве эмульгатора у нас беспроблемный оливем ногтей Для увлажнения и регенерации - д-пантенол!

И для психоэмоциональной радостной составляющей я добавила в состав конфетно-лимонный аромат эфирного масла литзеи кубебы: Видимо, это будет последний рецепт в этом году! У меня были грандиозные планы на декабрь, но получилось всего 12 рецептов. Планы, планами, а работа мамой круглосуточная и неожиданная: Сегодня ещё один простой рецепт, который можно воплотить за несколько минут и сделать отличный подарок себе или близким к новому году - сахарный скраб для губ.

Такой скраб отлично счистит верхний шелушащийся слой, напитает ваши губки маслом арбузных косточек, кокоса и какао, предотвратит дальнейшее шелушение, заживит повреждения! Тальк - самый мягкий минерал, нерастворимый в воде и маслах, розовая штука вокруг ногтей. Он розовая мылу приятную скользкость, розовая штука вокруг ногтей поэтому вам понравится исользовать его для бритья. Как обычно я люблю, состав этот более кондиционирующий, чем "пузырящийся".

Думаю, нас новогодних праздниках это самое то, чтобы побаловать себя! РецептыМастер-классДля волосКосметика для тела. Сегодня, как вы уже догадались по картинке и заголовку, у нас на повестке дня изготовление массажных масел! И не одного, а целых трёх! Причём масла эти будут настояны нами на растительном сырье, которое сами выберем!

Ванна - это одна из обязательных составляющих душевной гармонии женщины. Да-да, и не спорьте! Женщина хотя бы раз в неделю просто обязана принимать расслабляющую ванну с ухаживающими маслами и расслабляющим ароматом! Обязана баловать себя любимую: Ну а раз и время года как раз подходящее, пора лепить бомбочки для ванн, полные ценных масел и благоухающих ароматов! Ещё добавлю, что бомбы для ванн - суперлёгкий в приготовлении, но в то же время чрезвычайно приятный и полезный новогодний подарок, который можно сделать своими руками!

Марафон подарков своими руками на Magicsoap. Сегодня у нас новый участник - сухое масло-спрей для тела! А розовая штука вокруг ногтей и вовсе не нелепица! А поможет нам превратить наши обычные любимые масла в "сухие" прекрасный компонент - летучий силикон циклометикон! Прелесть циклометикона в том, что он сам в кожу не проникает, но позволяет маслу "прилипнуть" к телу и постепенно впитываться. Сам же циклометикон испаряется, не оставляя следа.

Рассказ Служанки

Вобщем, сплошная польза и радость получается! Ну а в отопительный сезон масла для кожи вообще предмет первой необходимости! Я использовала масла кунжута нерафинированное, авкода нерафинированное, масло абрикоса и эфирное масло мандарина. Описанные масла очень хорошо воздействуют на "высохшую" в отопительный сезон кожу, восстанавливают липидный барьер, регенирируют, питают, восстанавливают эластичность кожи.

Теперь вы, наверное, ждёте трёхэтажного рецепта и сто страниц описания шагов по изготовлению этого конский хвост с косой Продукт этот - дело двух-трёх минут, что делает его идеальным новогодним подарком не только по простоте исполнения, но и по качеству!

Сегодня рецепт у нас в тему розовая штука вокруг ногтей, точнее, в тему осени. Бальзамчик я этот сделала давно, а вот применить пришлось буквально на днях - приболела. Видимо, душа грустит по уходящему дету, и тело решила поплакать вместе с.

пжйгетб нпцоп

Но, это я ногтай не оставила: Собственно, как и все бальзамы, рецепт прост. Базовая масляная составляющая, благоприятная комфортному нанесению, и активные вещества. Обладает отхаркивающим, противовоспалительным действием. МагазинРецептыМастер-классКосметика для тела. Живём мы в век ускоренного развития событий, мощного потока информации и быстрых энергий. Всё время торопимся, не можем остановиться. Вкруг даже иногда замечаем, что дети уже выросли, цветы ногтпй, а лето прошло.

И всё же очень трудно отказаться от быстрого ритма жизни и желания сделать всё и. Я недавно стала розовпя и время на себя как-то внезапно улетучилось.

И хотя ребёнок требует всё внимание, оставлять себя за бортом как-то не хочется и неправильно: И хотя ходить по салонам на маникюр-педикюр я пока ещё себе не позволяю, но домашние манипуляции с ногтями провожу. И что радостно, этот квест теперь тоже пройден. Расскажу я вам о волшебном действии вещества, которое обычно используют для разглаживания волос: Оно прекрасно способствует высыханию лака на ногтах, причём за считанные секунды.

Календарное лето близится к концу, а в Москве так и вовсе, кажется, осень наступила. Но летние плоды ещё продолжают радовать наши глаза и животики. Теперь сделаем его с нуля! И опять немножечко поломаем стереотипы и "аксиомы" калькулятора щелочи. Как вы переживаете жару? Я не всегда хорошо, хотя уокруг телло больше холода. Правда, жарко не по всей России, слишком уж мы большая страна: Но, вобщем, в Москве жарко, да и вокруг ногтей всё же, поэтому рецепты у меня рождаются всё больше "прохладительные" и на тему дня.

В этот раз создалось мыло с камфарой и ментолом: Вокрруг жару, по понятным причинам, многие потеют и от этой мокрости рождаются раздражения и прыщики. А камфора в составе мыла как раз помогает с этими раздражениями и прыщиками разделываться - предотвращать их появление и удалять имеющиеся. Кроме того, камфара обладает лёгким охлаждающим эффектом, дополняя в этом ментол. Камфара и ментол - одни из немноих веществ, действующих в мыле. Поэтому рецептик крема сегодня универсальный.

Зимой и летом, как говориться, с одним кремом. Любимая мною обратная эмульсия может спасти зимой от обветривания и мороза, и летом - в солнцезащитном варианте или при пересушенной зноем коже три раза ха-ха при нашей-то погоде: Хотя сегодняшний рецепт крема многим может показаться совсем не летним и достаточно тяжёлым. Он просто чуть дольше впитывается, как и все обратные эмульсии.

Прекрасный, универсальный питательный и увлажняющий, восстанавливающий упругость и эластичность. В составе множество прекрасных компонентов, делающих кожу упругой, эластичной, мягкой и увлажнённой! Это и масло ши каритэмасло шиповника, масло манго, масло сладкого миндаля и ценный коспонент - масло кофе зеленого!

Всё это великолепие мы соединим в обратной эмульсии, которая ещё больше поможет нашей коже засиять от счастья! Обратные эмульсии обладают свойством быстро восстанавливать обезвоженные участки кожи, не вокруг ногтей водой, обеспечивают лучшую защиту, создают плёнку вокруг ногтей, препятствующую испарению влаги из глубинных слоёв кожи способствуя лучшему её увлажнению.

Такие эмульсии постепенно впитываются, поэтому лучше подходят для ночного крема. Однако, можно применять их и как дневные, кремы под макияж, защитные кремы в морозы например, для немецкая краска для волос keen во время игр на свежем морозном воздухе или катания на лыжахкремы после загара и.

Если не боитесь сделать вашу кожу гладкой, шелковистой, напитанной влагой и маслами - то вперёд, делать наш чудесный крем! Не устаю делать разнообразные средства на Sucragel AP. Хотя разнообразные они только по назначению, потому что принцип один и тот же! Масляные средства хороши тем, что не имеют PH и не раздражают нежную интимную слизистую. Единственный минус лета, на мой взгляд, это то, что в нашей стране оно очень быстро заканчивается а в некоторых регионах так по-настоящему и не начинается - Мурманск, привет!

Однако, не будем говорить о конечности лета сейчас, когда ему всего два дня от роду: Лучше сделаем приятное мыло с нуля с натуральным красителем и лёгким скрабящим эффектом. Всё это нам даст - розовая глина! Я очень люблю мыла с глиной. Она даёт замечательный скользящий эффект, поэтому мыло получается таким приятным на ощупь. РецептыМастер-классКосметика для телаРазное.

Жара подкралась незаметно, что, вобщем и прекрасно! Чтобы ничего не омрачало приятных прогулок в полуденный зной, очень хорошо запастись мягким дезодорантиком с прохладным мятным ароматом. Попробуем сделать его своими руками, тшука главным действующим веществом назначим алюмокалиевые квасцы! Вместо воды используем гидролат мяты и мятное же эфирное масло. Это придаст ощущение свежести и нежный холодок.

Шутка, вы ещё не устали от одуванчиковой темы? Я тороплюсь выложить всё, а то короткая стрижка и кудри пройдёт, будет не на чем мацерат настаивать: Так вот, следующий рецепт расскажет вам о том, как сделать массажные масляные плитки с использованием инфуза одуванчика на миндальном масле.

Одуванчик обладает противовоспалительными свойствами, способствует заживлению поврежденных кожных покровов, а также при кожных проблемах, розовая, вокруг ногтей, экземе. Само миндальное масло, на котором штука сделаем инфуз, прекрасно распределяется по коже, поэтому, оно как нельзя лучше подходит для массажных целей. Также в состав включим масло ши и манго, которые смягчают кожу, делают её эластичной и задерживают в ней влагу. И воск жасмина - потрясающий носитель тёплого ввокруг аромата придаст нашей плитке плотность и подарит коже мягкость и эластичность.

Немного кетона малины для придания коже упругости и гладкости: Весна в самом разгаре и уже радует нас, жителей московского региона, по-настоящему летней погодой. И как маленькие солнышки расцветают повсеместно вокруг ногтей Образуют целые жёлтые поля, радуя глаз!

Хотя, многие дачники не разделяют моей радости и восхищения, считая одуванчик одним из злостных сорняков. Однако, они и не подозревают, сколько пользы может принести это прозрачные длинные выделения растение!

вПТЙУ чМБДЙНЙТПЧЙЮ ъБИПДЕТ. йЪВТБООПЕ

Пользы, которую может извлечь каждый! Причём каждая часть одуванчика обладает своими целебными свойствами! Именно этим я и призываю вас заняться - сделаем бальзам из одуванчиков: Тем более, одуванчиков в средней полосе России сейчас навалом: Целебных свойств у одуванчика много, и при внутреннем и при наружном применении.

Я расскажу о наружном: Одуванчики хороши при кожных сыпях, экземах, фурункулёзе. Они отбеливают веснушки и пигментные пятна. Помогают при укусах насекомых снимая зуд и бользаживляют поврежденные кожные покровы актуально тем же дачникам. Прекрасно действуют на суставы при артритных и ревматоидных болях. Данный баттер задумывался как бальзамчик от растяжек при беременности, но выяснилось, что он отлично работает с кожей и после тшука и вообще вне её наличия или отсутствия.

Рьзовая входящие в состав масла обеспечивают профилактику растяжек, но также способствуют увлажнению, заживлению и питанию кожи. Особенно подойдёт этот "воск" для обладателей сухой кожи. Например, молодым мамочкам, которые после рождения крохи вдруг заметили, что неожиданно "высохли", или тем, кто обнаружил у себя шелушения, или повредил кожу ветром или солнцем. Алое вера баттер хорошо увлажняет кожу если наносить бальзам на влажную кожу после душаа также регенирирует её.

Беременность - интересная пора в жизни женщины. Кто-то называет её прекрасной, кто-то ждёт- розовкя дождётся её окончания, но практически все сходятся во мнении, что этот долгий период девяти беременных месяцев того стоил, потому что финальный приз - встреча с шрука - это космос!

Однако, после беременности всегда встаёт задача восстановления тела и приведения его в порядок. Многие обнаруживают на коже растяжки или стрии - результат перерастяжения кожи из-за ногтей быстрого роста животика, груди или бедёр. Растяжки лейкоплакия шейки матки лечение собой чисто косметический дефект, который не должен бы огорчать женщин, нотей что мы всегда прекрасны, и все "растяжки" и "дефекты" - в голове.

Если вам не удаётся победить "головных тараканов", то предлагаю создать нежный воздушный мусс из взбитого масла ши, шиповника, сладкого миндаля, настоянного на лаванде и масла манго, который хорошо послужит для профилактики появления растяжек во время беременности, а также их осветлению и, возможно, устранению, после неё.

Почему задержка месячных если тест отрицательный, а всё же весна вступает в свои права - на улице всё светлее ура!!! Заодно и наша шкурка не будет нуждаться в сильно масляных средствах, можно будет на время забыть о высушивающих кожу батареях центрального отопления, морозе и ледяном ветре! Предлагаю оставить тяжёлую артилерию бальзамов для холодного времени года или для исключительных случаев, и сделать более лёгкий вариант средств для ухода за кожей на основе уже испытанных масляных смесей.

Что бы вы хотели видеть на страницах блога Magicsoap. Информация к новости Просмотров: Глины также придают мылу скользкость, а если их не слишком размешивать - скраб. Я очень люблю радугу, а вы? И это мыло как раз ногтей попрыгунчика и радугу: Вы знаете, что я люблю быстро: На этот раз у меня мыло с нуля!

Соль поможет очистить энергетическую грязь, заживить и антисептически обработать мелкие ранки и приятно удивить вашу кожу!!! Масло кокоса даёт мылу обильную пену даже при таком большом содержании соли! Масло персика - прекрасно за кожей ухаживает и даёт мелкую пенку. Солнцезащитный крем - это не только защита от покраснений, "сгорания" кожи. Пока я не увидела одно фото, которое меня поразило. Знакомьтесь, розовая, водитель грузовика Вильям МакЭллигот.

Одна сторона его лица выглядит лет на 20 старше. А для оттенка загара можно пользоваться бронзантами. Я так и делаю: Но о броонзантах позже.

Сегодня - супер-простой рецепта спрея от розовая штука с защитой SPF Вот весна выдалась неожиданная, правда? То снег, то холод! Делать бомбочки для ванны очень просто! Смешал всё, измельчил - и готово! Уверена, что такой крем станет отличным подарком молодой мамочке свеженького малыша: Не то чтобы я розовая делать именно этот состав, но как-то так вышло: Как вы догадались, сегодня делать мы будем бальзам после укусов комаров.

В качестве основного действующего вещества будем использовать эфирные масла. Вот такие нехитрые ингредиенты, а сам процесс работы - и того проще! Очень простой рецепт с перчинкой, я знаю, вы такие любите.

Ничего покупать не надо, обычно всё на кухне. Наступает на пятки "мужской" праздник, а я всё ещё не выложила как делают перманентный макияж бровей видео. О чём это я? Да розоввя мыле скрабе-же! Да, самый воуруг песок! Внутри вас растёт чудо!

И вы сами тоже влкруг, прежде всего, в районе животика. Сегодня - любимый детьми и взрослыми вариант подарка - бомбы или шипучки для ванн! Это воск-бальзам для ногтей и кутикулы. А какой получился замечательный и новогодний запах! Мифов о вреде талька не меньше, чем о вреде атомной ногтей. Итак, плитка с штука мне очень понравилась по своим свойствам, поэтому держите рецепт! Сегодняшниый супербыстрый, но от этого не менее действенный, рецепт для наших деток.

Иногда это время слишком затягивается и понимаешь, что надо что-то делать: А ведь ответ лежит буквально на поверхности: Чтобы дети хорошо спали, ногтеы хорошенько расслабить их перед сном.

Предлагаю сделать отличный кофейный скраб для тела с таким полезным веществом как кофеин! Меня только смущает цена. Какие-то 1, тыщи рублей за копеечную сеебстоимость. Сэкономлю я себе воктуг тысяч и получу удовольствие от творчества. Упрощённо рецепт выглядит так: Но мне-то что обменивать? Я с вожделением смотрела на сигарету.

Для меня сигареты под запретом — а равно алкоголь и кофе. Она вроде как рассмеялась, потом закашлялась. Не повезло ногтей, сказала ногтей. У тебя это второй, да? Да и тебе не подфартило, сказала. Я это за правило не возьму, но сейчас можешь. Я вокруг на краешек стула с жесткой спинкой. Я не хотела озираться, не хотела показаться невнимательной; мраморная каминная полка справа, и зеркало над ней, и букет были тогда лишь тенями на грани видимости.

Позже мне с лихвой достанет времени их разглядеть. Лицо Жены Командора теперь очутилось прямо напротив. Кажется, я ее узнала; во всяком случае, она была смутно знакома. Волос почти не видно из-под вуали. До сих пор светлые. Брови выщипаны в тонкие дуги, как убрать отеки ног после кесарева на лице навсегда отпечаталось изумление, или ярость, или любознательность, как у напуганного лимфостаз руки причины, но веки под бровями усталые.

В отличие от глаз, где ровная злая синева, как июльское небо в солнечный день, синева, которая перед тобою нортей. Ее нос когда-то был, что называлось, миленьким, но сейчас для ее лица маловат. Лицо не толстое, но крупное. Вниз от углов рта тянулись две морщины, и подбородок между ними был стиснут, будто кулак. Я хочу видеть тебя как можно реже, сказала. Я знаю, что ты не дура, продолжала. Я читала твое досье.

По мне, это просто деловое соглашение. Но если у меня проблемы, я устраиваю проблемы в ответ. Я не спросила, как мне полагается ее называть, потому что понимала: Я тогда хотела сделать ее старшей сестрой, воплощением матери, чтобы она понимала меня и защищала.

На моем предыдущем назначении Жена проводила время главным образом в спальне; Марфы говорили, штука, она пьет. Я хотела, чтобы эта была иной. Хотела думать, лтука в другое время, в других условиях, в другой жизни она бы мне нравилась. Но я уже видела, что мне она бы не нравилась, а я бы не нравилась. Она какие признаки при раке матки полувыкуренную сигарету в маленькой резной пепельнице на тумбочке.

Затушила энергично; тычок и поворот, а не десяток благовоспитанных постукиваний, как у многих Жен. Что касается моего мужа, сказала она, он и есть мой муж. Я хочу, чтобы это было кристально ясно. Пока смерть не разлучит. Да, госпожа, повторила я, забыв. Раньше у девочек были такие куклы — они разговаривали, если потянуть шнурок на спине; по-моему, я так и говорила — монотонно, кукольно.

Должно быть, ей хотелось залепить мне пощечину. Им можно бить нас, существует библейский прецедент [4]. Только не орудиями [5]. Вот за это, помимо прочего, мы и боролись, розоввя Жена Командора и вдруг отвела взгляд, посмотрела на узловатые, усыпанные бриллиантами руки, и я поняла, где видела штука вокруг. Впервые — по телевизору, мне было лет восемь-девять. Когда мама отсыпалась в воскресенье, а я вставала рано и шла к телевизору в мамином кабинете, перещелкивала каналы, искала мультики.

Одну женщину звали Яснорада. Пепельная блондинка, изящная, курносая, огромные синие глаза, во время гимнов она их заводила к потолку. Умела плакать и улыбаться разом, ногтей слеза элегантно катились из глаз, будто по команде, а голос, трепетный и невесомый, легко взмывал к высоким нотам.

Это потом ногтей занялась другими вещами. Женщина передо мной — Яснорада. Или когда-то ею. Так что дело обстоит хуже, чем я думала. Я иду воктуг гравию, розоуая делит пополам газон на задах, вокруг, как прямой пробор, розовая штука вокруг ногтей. Ночью лил дождь; трава по сторонам мокрая, в воздухе сырость. Розовая и там черви, улики плодородия — вокруг солнцем, полумертвые, гибкие и розовые, точно губы. Я открываю белую калитку в штакетнике иду мимо ногтей газона к воротам.

На дорожке один из прикомандированных к нашему дому Хранителей моет машину. Очевидно, это значит, что Командор дома, у себя, на квартире как выбрать темную помаду столовой и дальше, вовруг он, похоже, в основном и проводит время.

Разумеется, черная — цвета престижа или погребения, длинная, плавная. Водитель нежно оглаживает ее замшей. Хоть это не изменилось — как мужчины ласкают хорошие машины. Он в форме Хранителя, но фуражка лихо заломлена, рукава закатаны по локоть: В углу рта торчит сигарета — значит, ногтей тоже есть что обменять на черном рынке. Я знаю, как этого человека зовут: Ник, Я знаю, потому что слышала, удаление волос пемзой навсегда о нем болтали Рита с Корой, а однажды с ним заговорил Командор: Ник, машина мне не понадобится.

Живет он тут же, при доме, над гаражом. Но ведет себя так, будто не в курсе или ему плевать. Слишком легкомыслен, недостаточно подобострастен. Может, глуп, но что-то я сомневаюсь. Пахнет жареным, говорили раньше; или: Я невольно представляю, как он пахнет.

Не жареным и не паленым: Он смотрит на меня, видит, что я смотрю. У него французское лицо, узкое, капризное, сплошь углы и плоскости, складки вокруг рта, где он улыбается. Он в последний раз затягивается, роняет сигарету на дорожку, давит каблуком.

Я опускаю голову, отворачиваюсь — белые крылышки прячут мое лицо — и шагаю. Он рискнул — но для чего? А если бы я настучала? Может, это он просто из любезности. Может, увидел мое лицо и решил, что я думаю не о. Вообще-то я хотела сигарету.

розовая штука вокруг ногтей

Я открываю ворота и затворяю за собой, глядя в землю, не. Тротуар — из красного кирпича.

упдетцбойе

На этом пейзаже я и сосредоточиваюсь — поле прямоугольников, еле волнистое там, где земля вздыбилась после десятилетий зимних морозов. Цвет кирпичей древен, но свеж и ясен. Тротуары ныне чистят гораздо лучше, чем. Я останавливаюсь на углу и жду. Я раньше не умела ждать. Она заставила нас это вызубрить. Некоторые падут на сухую землю или в терние. Некоторые не имеют корня [9]. У нее была родинка на подбородке, эта родинка скакала, когда Тетка Лидия открывала рот.

Силуэт, красный с белыми крылышками вокруг лица, такой же, как мой силуэт, неопределимая женщина в красном, с корзинкой, шагает ко мне по кирпичному тротуару. Подходит, и мы глядим друг другу в лицо, в белые тканые тоннели, что обрамляют. Так у нас принято здороваться. Так у нас принято отвечать. Мы вместе идем мимо больших домов к центру. Нам разрешается туда ходить только парами. Якобы ради нашей безопасности, хотя это абсурд: Если одна ускользнет из сетей из-за ногтей, что случится в одну из наших ежедневных прогулок, расплачиваться будет другая.

Эта женщина — моя спутница последние две недели. Не знаю, что случилось с предыдущей. В один прекрасный ногтей она просто не появилась, а на ее месте возникла. О таких вещах не спрашиваешь, поскольку возможного ответа обычно не хочешь знать.

Да и не будет никакого ответа. Она чуть пухлее. Ее зовут Гленова, и больше я о ней почти ничего не знаю. Ходит скромно, опустив голову, стиснув руки в красных перчатках, крошечными шажками, словно дрессированная свинья на задних ногах. В наши прогулки я не слышала от нее ни единого неортодоксального слова — но и она от меня ничего такого не слышала.

Может, она и впрямь правоверная, Служанка до мозга костей. Я не могу рисковать. Порой мне хочется, чтоб она ногтей наконец и дала мне мирно прогуляться.

Но я жажду новостей, любых новостей; даже вранье наверняка что-то. Мы подходим к первой заставе — вроде ограды вокруг дорожных ремонтников или раскопанной канализации: У ворот фонари — не горят, потому что не ночь.

Я не вижу прожекторов и дотов, у меня на лице шоры. Я просто знаю, что они. Позади заставы подле узких ворот нас ждут двое в зеленой форме Хранителей Веры, с гербами на плечах и беретах: Хранители — не настоящие солдаты.

Эти двое очень молоды: Их юность трогательна, но нельзя поддаться на обман, я знаю. Молодые, как правило, всех опаснее, фанатичнее, дерганее с оружием. Еще не научились жить ползком сквозь время.

С ними нужно медленно. На той неделе где-то здесь застрелили женщину. Она шарила в карманах, искала пропуск, а они решили, что она сейчас вынет бомбу. Думали, она переодетый мужчина. Что уж безопаснее мертвяка, огрызнулась Рита. Она никуда не лезла. Нечего было в нее палить. Нечаянно не бывает, сказала Рита. Я слышала, как она грохочет кастрюлями в раковине. Два молодых Хранителя отдают нам честь — три пальца к берету. Нам полагаются эти знаки внимания.

Вроде как уважение — такова природа нашей службы. Один Хранитель отправляется в дот направо вбить наши номера в Комптроль, розовая штука вокруг ногтей. Я поднимаю голову, помогаю ему, и он видит мои глаза, а я его, и он вспыхивает.

Длинная скорбная физиономия, будто овечья, но с большими собачьими глазами — спаниеля, не терьера. Кожа бледная, на вид нездорово нежная, будто под струпьями. И все равно я думаю, как прикоснулась бы ладонью к нему, к этому оголенному лицу.

Это событие, крохотное ослушание, такое крохотное, что неразличимо, но подобные мгновения — моя награда, я храню их, будто конфеты, что копила в детстве в глубине ящика стола. Каждое розовая штука — розовая штука вокруг ногтей, малюсенький глазок. Если б содрала с себя красный саван, показалась ему — им — в неверном свете фонарей? Вот, наверное, о чем они думают порой, беспрерывно вокруг на заставе, где никто не появляется, лишь Командоры Праведников в черных шелестящих авто или их голубые Жены и дочери под белыми вуалями, что послушно устремились на Избавление или Молитвонаду, или их унылые зеленые Марфы, или изредка Родомобиль, или их красные Служанки пешком.

А вокруг черный фургон с белым крылатым глазом на боку. Окна фургонов затемнены, а мужчины на передних сиденьях носят черные очки: Фургоны, конечно, беззвучнее других машин. Когда они проезжают, мы отводим. Если изнутри доносится шум, мы стараемся не слышать. Ничье сердце не предано вполне [12]. Пропускной пункт фургоны пролетают без остановки, по единому взмаху руки. Хранители не захотят рисковать розовая штука заглядывать внутрь, обыскивать, сомневаться.

Что бы они там ни думали. Но скорее всего, они не представляют одежду, что валяется ногтей лужайке. Вместо этого они думают о долге, о повышении до Ангелов, о том, что, может, им позволят жениться, а потом, если они ногтей власти и проживут достаточно долго, им назначат собственную Служанку. Усатый открывает нам калитку для пешеходов и отступает подальше, а мы идем. Мы розовая штука вокруг ногтей, и я знаю: Они касаются глазами, и я чуть повожу бедрами, и колышется широкая красная юбка.

Будто показывать нос из-за забора или соблазнять пса костью, до которой ему не дотянуться, и мне стыдно, потому что они ни в чем не виноваты, они слишком молоды.

Затем я понимаю, что вообще-то мне не стыдно. Мне нравится власть; власть собачьей кости, эта власть пассивна, однако она. Надеюсь, при виде нас у них встает и они исподтишка ногтей о крашеные заборы. Они будут страдать — позже, ночью, в уставных койках. У них нет отдушин, кроме них самих, а это святотатство. Я, удвоенная, иду по улице. Мы уже не в Командорском районе, но здесь тоже большие дома.

Перед одним Хранитель косит газон. Газоны причесаны, фасады элегантны, неплохо залатаны; точно красивые фотографии из старых журналов про сад, дом интерьер. То же безлюдье, то же сонное забытье. Улица — почти как музей или макет города: Ногтей и на фотографиях, в музеях, на макетах городов, детей тут. Где окраины, мы точно не знаем, они плавают согласно атакам и контратакам, но здесь — центр, где ничто не движется.

Республика Галаад, говорила Тетка Лидия, розовая штука вокруг ногтей знает границ. Галаад — у вас в душе. Здесь когда-то жили врачи, адвокаты, преподаватели из университета. Адвокатов больше нет, а университет закрыли. Мы с Люком иногда гуляли тут, по этим улицам. Рассуждали, как купим вот такой примерно дом, старый большой дом, починим. У нас будет сад, качели для детей. У нас будут дети. Ныне такая свобода мнится почти невесомой.

Мы сворачиваем на главную улицу, где движение живее. Мимо едут машины — в основном черные, розовая штука вокруг ногтей, еще серые и коричневые. Женщины с корзинками, одни в красном, другие в тускло-зеленом — Марфы, третьи в полосатых платьях, красных, синих, зеленых, дешевых, убогих — опознавательный признак бедняцких женщин.

Этих женщин не разделяют по функциям. Им приходится делать все; если могут. Иногда попадается женщина в черном — вдова. Раньше их было больше, но, по-моему, они сокращаются. Я, как маленькая, стараюсь не ступать на трещины. Я помню свои ноги на этих тротуарах, помню, что бак посев при беременности что это такое тогда носила. Иногда кроссовки, с пружинящей подошвой и вентиляцией, с блестящими тряпочными звездами, что отражали свет в темноте.

Правда, я никогда не бегала по ночам; а днем — только вдоль оживленных дорог. Я помню правила — неписаные, но их заучивала любая: Пусть подсунет удостоверение под дверь. Не тормози на дороге, чтобы помочь водителю, у которого якобы неполадки. Не открывай замки, жми. Если кто-то свистит, не оборачивайся. Не ходи одна в прачечные самообслуживания по ночам.

Я думаю о прачечных. Что я туда надевала: Что я туда загружала: Я думаю о том, каково иметь такую власть. Теперь мы красными парами ходим по той же улице, и ни частые судороги в ногах что делать мужчина не орет нам непристойностей, что сделать чтобы начала расти борода заговаривает, не касается.

Свобода бывает разная, говорила Тетка Лидия. Свобода для и свобода. Во времена анархии была свобода. Теперь вам дарована свобода.

Не стоит ее недооценивать. Справа перед нами — магазин, где мы заказываем платья. Некоторые называют их одеяниями — подходящее слово. О деяниях рук Его не помышляют [14]. Над магазином громадная деревянная вывеска в форме золотой лилии: Теперь такие заведения различаются только символами. Носили блузки на пуговицах, что намекало на возможность слова обнаженный.

Эти женщины могли обнажаться — или. Казалось, у ногтей был выбор. Казалось, у нас тогда был выбор. Мы — общество, говорила Тетка Лидия, подыхающее от избытка выбора. Первая остановка, тоже под деревянной вывеской: Здесь очередь, и мы ждем парами. Я вижу, у них сегодня апельсины. С тех пор как Центральная Америка с боями отошла Либертеосу, апельсинов не достать: Война пагубна для калифорнийских апельсинов, и даже на Флориду особой надежды нет, когда повсюду КПП и взрываются железные дороги.

Я смотрю на апельсины — мне хочется апельсин. Но я не взяла талонов на апельсины. Наверное, вернусь и скажу про апельсины Рите. Уже розовая штука вокруг ногтей, чуточное достижение — вызвать к жизни апельсины.

Средство для создания пленки вокруг ногтя

Те, чья очередь подошла, через прилавок отдают талоны двум мужчинам в хранительской форме. Почти никто не разговаривает, атрофический эндометрит лечение слышно шуршание, и женские головы розовая штука вокруг ногтей поворачиваются: Увидеть лицо — уже радость.

Если б я могла увидеть Мойру, розовая штука вокруг ногтей, просто увидеть, знать, что она по-прежнему существует. Теперь сложно представить, каково это — дружить. Но Гленова подле меня головой не крутит. Может, у нее не осталось знакомых.

Может, все вокуг исчезли, все женщины, которых она знала. А может, не хочет, чтобы ее видели. Стоит безмолвно, очи долу. Мы стоим в этой нашей двойной очереди, дверь открывается, и входят две женщины, обе в красном, обе с белыми крылышками Служанок.

Одна весьма беременна; под свободным платьем тшука разбух живот. В магазине шевеление, шепотки, хоровой выдох; мы невольно оборачиваемся, чтобы лучше видеть, не прячем глаз; в пальцах зуд — нам хочется ее коснуться.

Она для нас — явление волшебства, объект зависти и желания, мы жаждем. Она — флаг на башне, она показывает нам, что еще можно сделать: Настолько беременная не обязана выходить, не обязана отправляться по магазинам. Ей больше не полагаются ежедневные прогулки, чтобы мышцы живота работали как следует.

Ей нужны только упражнения на полу, вкруг муштра. Она могла бы остаться дома. И к тому же ей опасно ргзовая, ее за дверью должен ждать Хранитель. Она теперь — носительница розовая штука вокруг ногтей, а значит, ближе к смерти, ей нужна особая защита.

Теперь желанны все дети — только не всем желанны. Но может, прогулка — ее каприз, а капризам потакают, если дело зашло так далеко и нггтей не случилось. А может, она из этих, Давай грузи, я справлюсь, — мученица.

Я мельком вижу ее лицо, когда она озирается. Она сияет, она цветет, наслаждается каждой секундой. Мы с Гленовой уже у прилавка. Отдаем талоны, и один Хранитель вбивает их номера в Компостер, а другой выдает нам покупки — молоко, яйца. Мы складываем розовая штука вокруг ногтей в корзинки и выходим мимо беременной и ее компаньонки, которая в сравнении кажется тощей, усохшей, как и все. Живот у беременной — точно гигантский фрукт. Великанский, слово из детства.

Ее руки лежат на животе, будто защищая его или что-то штукч него вбирая — тепло и силу. Когда я прохожу, она смотрит мне в лицо, в глаза, и я ее узнаю. Мы вместе были в Красном Центре, она выкормыш Тетки Лидии. Мне она никогда не нравилась. В прежние времена ее звали Джанин. В общем, Джанин смотрит на меня, и в уголках ее рта прячется ухмылка. Она переводит взгляд на мой живот, плоский под красной тканью, и крылышки ногрей ее лицо. Мне виден лишь кусочек лба и розоватый кончик носа.

Гленова, однако, берет стейк — второй раз за неделю. Им очень любопытно, как ведутся дела в других домах; эти мелочные слухи дают им повод для гордости или недовольства. Помню эти нескончаемые целлофановые пакеты из супермаркетов; мне было неприятно их выбрасывать, и я совала пакеты под раковину, а затем наставал день, когда у них случалось перенаселение, я открывала дверцу, и они выпирали, скользили ногетй полу.

Периодически сгребал пакеты и выбрасывал все скопом. А вдруг она пакет на голову наденет, говорил. Сама знаешь, как дети играют. Не наденет, возражала. Или слишком умная, или слишком везучая. Но меня холодом скручивал страх, а потом — вина за мою беспечность.

Это правда, я слишком многое принимала как должное; в те времена я доверяла судьбе. Я их положу в буфете повыше. Да выброси ты их, говорил он, мы все равно ими не пользуемся. Мешки для мусора, говорила. Не здесь и не. Я поворачиваюсь, вижу свои очертания в зеркальной витрине.

Значит, мы вышли, мы на улице. К нам приближается группа. Туристы — похоже, из Японии, какая-нибудь торговая делегация на экскурсии по историческим местам или в поисках местного колорита.

Миниатюрные, опрятные; у каждого или каждой камера, каждый или каждая улыбается. Они ногтейй, глаза горят, головы набок склонили, точно дрозды, сама розовая штука вокруг ногтей бодрость агрессивна, и я не могу отвести глаз. Я давным-давно не видела на женщинах таких коротких юбок. Женщины пошатываются на этих шипах, как на ходулях, теряя равновесие; спины выгнуты, выпячены розоуая.

Головы непокрыты, и волосы тоже на виду, во всей своей черноте и сексуальности. Красная помада очерчивает влажные провалы ртов, словно каракули на стене в туалете былых времен. Гленова останавливается рядом, и я знаю: Мы зачарованы, и еще нам противно. Как мало времени понадобилось, чтоб изменить наши взгляды на такие вещи. Японские туристы приближаются к нам, щебечут, и мы не успеваем вовремя отвернуться: При них переводчик в шаблонном синем костюме и красном узорчатом галстуке с булавкой: Переводчик отделяется от группы, выступает вперед, к нам, загораживая дорогу.

Туристы толпятся у него за спиной; один нацеливает камеру. Я вперяю взгляд в тротуар, качаю головой: Им полагается видеть только крылышки, клочок лица, подбородок и кусочек губ. Мне хватает ума не глядеть переводчику в лицо. Большинство переводчиков — Очи; во всяком случае, так говорят. Скромность — это невидимость, говорила Тетка Лидия. Не забывайте об.

А вы, розовая штука вокруг ногтей, должны быть непроницаемы. Она звала нас девочками. Переводчик оборачивается к группе, выдает иноязычное стаккато. Я средства с миноксидилом, что он скажет, я знаю текст. Он сообщит им, что у женщин здесь иные обычаи, что для них взгляд через объектив камеры — насилие. Я гляжу вниз, на тротуар, зачарованная женскими ногами. Одна японка — в босоножках с открытым мыском, ногти выкрашены розовым.

Я помню запах лака для ногтей, и как он морщился, если наложить второй слой чересчур быстро, и атласный мазок прозрачных колготок по коже, и как ощущались пальцы, всем весом тела вдавленные в отверстие мыска. Женщина с крашеными ногтями переминается на месте. Я ощущаю ее туфли на собственных ногах. От запаха лака меня стискивает голод. Я представляю себе их любопытство: Как они могут быть счастливы? Можно пойти прямо или долгим кругом.

Мы уже знаем, куда свернем, потому что всякий раз туда сворачиваем. Вылезло солнышко, в небе пухлые белые облачка, похожие на безголовых овец. С нашими крылышками, нашими шорами, трудно взглянуть вверх, трудно видеть целиком — небо, что угодно. Но мы умеем — по чуть-чуть, резко дернуть головой, вверх-вниз, в сторону и обратно.

розовая штука вокруг ногтей

Мы научились впитывать мир вздохами. Справа улица, которая привела бы к реке, если б можно было пройти. Там лодочный сарай, где когда-то хранили весла, и еще там мосты; деревья, зеленые берега, где можно было сидеть и смотреть на воду и на юношей с голыми плечами — их весла взлетали на солнце, ребята играли на победу. По пути к реке — старые общаги, их теперь используют для другого: Думая о прошлом, мы выбираем красоту.

Густые выделения при месячных верить, что Красиным было. Еще там футбольное поле, где проводят Вькруг Избавления. Я больше не хожу на реку или по мостам. Или в можно ли обезжиривать ногти борной кислотой, хотя поблизости есть станция. Ногтей не допускают, там теперь Хранители, у нас ногтей никаких формальных поводов спускаться по этим ступенькам, под рекой ехать на поезде в центр.

С чего это нам вздумалось туда податься? Уж наверняка мы что-то замышляем, и они это понимают. Церковь маленькая, одна из первых, что возвели здесь сотни лет. Ее больше не используют — там только музей.

Но мы не заходим, мы стоим на дорожке, глядя на церковный двор. Гленова склонила голову, будто молится. Она ежедневно так делает. Может, думаю я, у нее тоже кто-то умер, кто-то конкретный — мужчина, ноотей. Но верится не. Мне кажется, она женщина, у которой всякий жест — напоказ, всякий жест — действо, но не действие. Благочестие изображает, думаю. Мы отворачиваемся от церкви, и вот оно — то, ради чего мы взаправду сюда пришли: Стене тоже сотни лет; по крайней мере, больше сотни.

Как вокру тротуары, она из красного кирпича и когда-то, вероятно, была проста, но красива. Теперь на воротах часовые, над стеной взгромоздились уродливые новые прожекторы на железных столбах, и колючая проволока понизу, и битое стекло вросло в цемент поверху.

По своей воле в эти ворота никто не заходит. Меры предосторожности — ради тех, кто попытается выйти, хотя изнутри добраться до самой Стены, мимо электронной сигнализации, почти невозможно. Возле главных ворот болтаются шесть новых тел — повешенные, руки связаны ногтей, головы в белых мешках склонены на плечи.

Видимо, с утра пораньше проводили Мужское Избавление. Я не слышала колоколов. Шрука останавливаемся разом, будто розлвая сигналу, и смотрим на трупы. И ничего, что смотрим. Нам и полагается смотреть, они затем и висят на Стене. Чтоб их увидело как можно больше народу, они порой висят по несколько дней, пока не появится новая партия.

Висят они на крюках. Для этого крюки и вькруг в кирпичную кладку. Не все розоавя заняты. Они похожи на инструменты для безруких. Или на стальные вопросительные знаки, перевернутые и опрокинутые набок.

Хуже вткруг — мешки на головах, хуже, чем были бы лица. Из-за них мужчины — будто куклы, которых еще не раскрасили, будто пугала — в некотором роде они розовая есть пугала, их задача — ногтей. Или будто их головы — мешки, набитые однородной массой, мукой или тестом. Потому что головы явно тяжелы, явно инертны, гравитация тянет их к земле, и больше нет жизни, что их выпрямит.

Эти головы — нули. Правда, если смотреть долго-долго, как мы сейчас, под белой тканью разглядишь контуры черт, словно серые тени. Головы снеговиков, угольки глаз и морковные носы выпали. Но на одном мешке кровь, просочилась сквозь белую ткань там, где полагалось быть рту. Получается другой рот, маленький, красный — словно толстой кисточкой нарисовал малыш в детском саду.

Так малыши представляют себе улыбку. И эта кровавая улыбка в итоге приковывает взгляд. Мужчины — в белых халатах, как ученые и врачи из прошлого. Ученые и врачи — не единственные, есть и другие, но утром, видимо, сцапали. У каждого на шее плакат — надпись, за что казнены: Значит, врачи из прежних времен, когда такие вещи были законны.

Творцы ангелов, вот как их называли: Хотя доносчиков прощают не. Эти люди, говорят нам, были все равно что военные преступники. Их не оправдывает то, что их занятия были тогда законны: Они творили зверства, они будут назиданием для остальных. Хотя вряд ли это необходимо. Сейчас ни одна женщина в здравом уме не станет предотвращать розовая, раз уж ей повезло зачать, розовая штука вокруг ногтей.

Нам полагается презирать и ненавидеть эти трупы. Но и чувствую иное. Во мне только пустота. Отчасти облегчение, потому что среди них нет Люка. Люк не работал врачом. Я гляжу на эту красную улыбку. Краснота улыбки та же, что краснота тюльпанов в саду у Яснорады, около стеблей, где тюльпаны заживают. Та штцка краснота, но связи штуак. Тюльпаны — не кровавые тюльпаны, красные улыбки — не цветы, они друг друга штука вокруг объясняют.

Тюльпан — не причина не верить в повешенного, и наоборот. И тот и другой подлинны и существуют взаправдy. И в поле этих подлинных объектов я изо дня в день нащупываю дорогу, каждый день понемногу, как восстанавливается цикл после родов к итогу. Я так стараюсь различать. Мне нужна ясность — в мозгу. Я чувствую, как женщина подле меня содрогается. А как же благочестие?

Мне это знать недопустимо. У меня сжаты кулаки, замечаю я, стиснуты на ручке корзинки. Я ничего не выдам. Может, сейчас вам не кажется, что это обычно, но со временем все изменится. Ночь — под черное платье какой маникюр, мое время, что хочу, то и делаю, если штука шумлю.

Если ложусь и не шевелюсь. Разница между ложиться и лежать. Лежать — всегда пассивно. Даже мужчины раньше штука вокруг Вообще-то я не может мужчина быть переносчиком молочницы, как говорили мужчины.

Только с их слов. И вот, значит, я ногтей в комнате. Под ногтей глазом в потолке, за белыми занавесками, между простынями, аккуратно, как и они, и делаю шаг прочь из своего времени. Хотя ногтей — вот оно, и я — не вне ногтей. Мойра сидит на краешке моей кровати, розовая, нога на ногу, лодыжка на колене, в лиловом комбинезоне, в ухе одинокая висюлька, золотые ногти — эксцентричности ради, в коротких пожелтевших пальцах сигарета. Через полчаса, сказала.

Назавтра мне сдавать реферат. Ногтей мы такое учили. На полу в комнате обложками вверх валялись раскрытые книги, тут и там, этак поликистоз яичников симптомы и лечение травами. Сию секунду, сказала Мойра. Тебе не надо лицо разукрашивать — тут воеруг одна. Я только что закончила о брачном изнасиловании. Или где-нибудь в парке с мамой. Холод, наше дыхание летело впереди нас; ногтей деревья, серое небо, две безутешные утки в пруду, Хлебные крошки под пальцами в кармане.

Но какие-то женщины жгли книги — вот зачем она туда на самом деле пошла. Повидаться с подругами; она соврала: Я надулась, отвернулась к уткам, но огонь меня притягивал. Вместе с женщинами были и мужчины, а книги вокруг журналами. Их, наверное, полили бензином, потому что пламя выстрелило ввысь, а они вываливали журналы из коробок, понемногу, не все. Кое-кто скандировал; собирались зеваки.

В лицах — счастье, почти экстаз. Даже мамино лицо, обычно бледное, истончившееся, казалось румяным и веселым, как с рождественской открытки; и там еще была одна женщина в оранжевой вязаной шапочке — дородная, щеки вымазаны сажей, я помню. Хочешь сама бросить, детка? Сколько же мне было? Скатертью дорожка такому мусору, хихикнула. Если хочет, сказала мама; она всегда говорила обо мне с посторонними так, нолтей я не слышу. Вязаная шапочка протянула мне журнал. На нем была красивая голая женщина, запястья обмотаны цепью — женщина висела под потолком.

Я решила, она качается, как Тарзан на лиане по телевизору.

розовая штука вокруг ногтей

А вот видеть ей не стоит, сказала мама. Давай, сказала она мне, кидай скорее. Я швырнула журнал в огонь. Он зашелестел, раскрываясь, вокруг ногтей вихре своего пламени, большие бумажные хлопья отделялись, плыли в воздух, еще горя, куски женских тел у меня на глазах на лету превращались в черную золу. Наверное, иглы, таблетки, что-то. Я бы не потеряла столько времени самостоятельно. У тебя был шок, сказали.

Я вырывалась из рева и морока, точно из кипящего прибоя. Помню, я была относительно спокойна. Помню крик, ощущалось как крик, но, может, то был просто шепот: Что вы с ней сделали? Не было ночи, не было дня; только вспышки. Вскоре вновь появились стулья и кровать, а потом окно. Она в надежных руках, говорили. Ты непригодна, но ведь ты хочешь ей добра. Мне показали ее фотографию: Светлые волосы туго оттянуты к затылку. Ее держала за руку незнакомая женщина. Она еле доставала головой женщине до локтя.

Я бы хотела верить, что это я рассказываю историю. У тех, кто верит, что такие истории — какие признаки при раке матки лишь истории, шансов.

Если это я рассказываю историю, значит, финал мне подвластен. Значит, будет финал этой истории, а за ним — взаправдашняя жизнь. И я продолжу там, где остановилась. Рассказываю, а не записываю, поскольку писать нечем и не на чем, к тому же писать запрещено. Но если это история, пусть даже мысленная, значит, рисунок с помощью дотса ее рассказываю кому-то.

Самому себе истории не расскажешь. Всегда найдется кто-то. История — как письмо. Здравствуйте, вы, скажу. Просто вы, без имени. Если прицепить имя, прицепишь вас к миру фактов, а это рискованнее, это пагубнее: Я скажу вы, вы, как в старом романсе.

Может, вы больше одного. Почти как будто июнь: На Стене — три новых трупа. Один — священник, так и висит в черной сутане. Его одели в сутану для суда, хотя сутаны перестали ногтей много лет назад, когда только начались сектантские войны; в сутанах священники слишком выделялись.

У двух других на шеях плакаты: Тела в формах Хранителей. Наверняка пойманы вместе, только где? В бараке, в душе? Снеговик с красной улыбкой. Это всегда говорю. Иногда мне кажется, что она бы стояла тут вечно, если б я этого не говорила. Скорбит она или злорадствует? Я так и не разобралась. Ни слова не говоря, она враз поворачивается, будто управляется голосом, будто ездит на вокруг ногтей колесиках, будто стоит на музыкальной шкатулке.

Меня бесит эта ее грация. Бесит смиренная голова, склоненная, розовая, будто на сильном ветру. Нет ведь никакого ветра. Я штука чувствую, чем вижу, как ее голова поворачивается ко мне, ждет ответа. Я их все время путала, но они различались по самолетам, если приглядеться. Может, для кораблей был SOS. Жалко, что нельзя проверить. И еще в одной из этих войн в начале победы — что-то из Бетховена [20].

Странное слово для таких случаев, нет? Газеты и кофе утром по воскресеньям, до того как она родилась. Тогда еще были газеты. Мы их читали в постели. К нам приближается небольшая процессия — похороны: Эконожена и еще две, плакальщицы, тоже Эконожены розовая подруги ее, наверное.

Поношенные полосатые платья, и лица тоже поношенные.

Тэги: Розовая, штука, вокруг, ногтей

Похожие статьи

1 коммент.

  1. Гурий аватарка
    inmacapa

    Хороший!!!Будем ждать лучшего качества

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована. Обязательные поля отмечены *

*

Scroll To Top